Бесплатные лотереи

 

 

    Игры на Webmoney  

Меню

На главную

Правила

MD5

Игры

Столб 777

Сапёр

Сапёр PRO

Под/Над 7

Камикадзе

Сейф

Очко 21

Starwars

Swamp land

Покер

Лото

Камень, ножницы, бумага

Больше, меньше

Корона и якорь

Реверси

Бесплатные Flash игры

Бесплатные лотереи

Статьи

Статьи

 


Казино для бедных. Почему город проигрывает «столбикам» и прочим автоматам.

 
Агрессивное развитие игровой индустрии, которая, как видят горожане, вытесняет со своих мест даже «раскрученные» торговые точки, объясняется как высокой доходностью этого бизнеса, так и полной непрозрачностью, позволяющей уходить от налогообложения, а также его криминальной составляющей.

Как ни странно, но достоверных данных о масштабах и доходности «игроавтоматного» бизнеса в городе нет. Статистика и налоговые службы здесь бессильны. Официально в Петербурге зарегистрирована 21 тысяча автоматов, но, как будет объяснено ниже, это число далеко от реальности. Сколько приносят «игрушки» своим хозяевам, тем более неизвестно — с них берется фиксированный налог в 7,5 тысячи рублей в месяц. По осторожным оценкам, это менее 10 процентов от дохода, приносимого автоматом.

По косвенным признакам — по тому, с какой скоростью строятся все новые павильоны и устанавливаются «столбики», — можно предположить, что этот бизнес куда выгодней, чем торговля паленой водкой, процветавшая в девяностые годы. Все-таки «паленки» трудно выпить за один раз больше, чем на 100 рублей, а на автоматах сотня — это минимальная сумма проигрыша. К тому же «клиентами» здесь являются не опустившиеся алкаши, а благополучные во всех остальных (кроме игры) отношениях граждане, включая детей, домохозяек и пенсионеров.

Почему бизнес, в котором крутятся огромные деньги, совершенно непрозрачен? Начинается все с того, что порочна сама система выдачи лицензий на эксплуатацию автоматов. Любой желающий, имеющий справку, что он отработал в сфере игорного бизнеса не менее трех лет, может получить в Федеральном агентстве по физической культуре и спорту (бывшем Госкомспорте) лицензию, которая стоит всего 1300 рублей. Лицензия безадресная, получив ее в Москве, автоматы можно ставить по всей стране.

Теоретически владелец автомата должен ставить его на учет в районной налоговой инспекции. Однако выборочные проверки городского комитета экономического развития показали, что 64 процента (!) «электронных бандитов» не стоят на налоговом учете, то есть с них не платятся даже те несчастные 250 долларов, что установлены в качестве налога.

Санкции в этой ситуации применить, по словам налоговиков, трудно. Владелец уличного автомата может быть никому не известен. В районных администрациях, которые отвечают за выделение земли под торговлю и игровой бизнес, разводят руками: мы никому этот участок не выделяли. Хозяева магазинов, сдавшие часть площадей в аренду владельцам автоматов, тоже чаще всего отделываются незнанием, да, мол, договаривались, но сейчас этих людей здесь нет, приходите через неделю. А через неделю автоматы исчезают и хозяин торговой точки снова ничего не знает. По данным комитета экономического развития, 48 процентов автоматов установлены на участках, выделенных для других целей.

Милиция, которая бдительно следит за ларечниками (не дай бог, у кого-то табличка с обязательными сведениями о торговой точке не повешена!), которая с энтузиазмом увозит с улиц неправильно припаркованные автомобили, по отношению к «ничейным» автоматам более чем либеральна. Разыскать их владельцев «не представляется возможным», а эвакуировать бесхозное имущество не разрешается — вдруг объявится хозяин со всеми документами на руках и потребует возмещения ущерба? Такова, повторим, официальная позиция милиции.

Стоит уточнить, что «бесхозными» чаще всего оказываются пятирублевые «столбики» и жетонные автоматы в магазинах. В специализированных заведениях порядка больше, хотя и там в общей массе прячутся «безналоговые» автоматы.

Впрочем, игровой бизнес рентабелен и при соблюдении всех правил. По российским нормам, возврат выигрыша должен составлять 75 процентов. То есть на проигранную тысячу рублей вы должны получить 750 рублей выигрыша, 250 остается владельцу. Именно тот случай, когда «мы сидим, а денежки идут». Между тем в Лас-Вегасе автоматы возвращают 99 процентов, оставшегося процента хватает и на покрытие расходов, и на прибыль. Но в России даже 25 процентами зачастую не довольствуются. Действуют подпольные мастерские по перепрограммированию электронных мозгов «бандита», и возврат устанавливается на уровне 50 процентов, а там, где нет постоянного контингента игроков, например на вокзалах, программируют и 20 процентов.

Судя по бесконтрольности и безнаказанности хозяев автоматов, а также учитывая рентабельность их деятельности, можно предположить, что игровая отрасль имеет влиятельных покровителей, которые в состоянии блокировать расчистку этих завалов.

В целом же ситуация с игровыми автоматами отражает общие тенденции рынка — переориентацию с крупных клиентов на массу рядовых небогатых граждан, которые в сумме имеют больше денег, чем богачи. В девяностые годы игровой бизнес был сориентирован на крупных клиентов, которые в роскошных залах казино проигрывали за вечер тысячи долларов. По словам крупье одного из казино, такие клиенты есть и сейчас — нередко они теряют за вечер 5 — 10, иногда до 80 тысяч долларов. Причем это отнюдь не звезды бизнеса, а внешне ничем не примечательные люди, хотя никаких сожалений по поводу проигрышей они не высказывают.

Однако количество таких игроков не увеличивается. В городе 300 игровых столов в казино и, по данным комитета экономического развития, их число вряд ли будет расти. А вот «казино для бедных» — «столбики» и зальчики жетонных автоматов за счет массовой клиентуры и перечисленных выше хитростей имеют большие обороты, чем все казино.

Можно ли экономическими методами обуздать автоматную экспансию, не вызывая в то же время раздражения тех, кто пристрастился к этому развлечению? Думается, это было бы несложно. Например, можно ввести обязательную нумерацию автоматов — индивидуальный номер свидетельствовал бы, что данный автомат стоит на налоговом учете и расположен на своем законном участке. Соответственно, безномерной автомат считался бы нелегальным — с соответствующими санкциями для владельца, если он объявится, или принудительной эвакуацией, если хозяин не найден.

Можно также наклеивать на нелегальные автоматы извещения с требованием хозяину прийти в районную администрацию и налоговую инспекцию, а до этого блокировать щели монетоприемников, отключать питание. Эти меры позволят убрать с улиц и из магазинов часть электронных грабителей.

Кроме того, можно, по примеру Москвы, организовать проверки настройки автоматов на возврат выигрыша, что снизит сверхдоходы этой сферы и сделает этот бизнес не столь привлекательным. При этом игроки, несмотря на уменьшение числа автоматов, в претензии не будут, поскольку их шансы на выигрыш значительно повысятся, а сам процесс игры станет более интересным.

И эти, и другие аналогичные меры вполне соответствуют действующему законодательству и требуют чисто административных решений, а также выявления покровителей «автоматного бизнеса», которые, скорее всего, постараются сохранить нынешний порядок, точнее, отсутствие оного.

www.rarib.ru

<<назад




 
 

Copyright © 2015